Газета Благовест   №3 (242) / Статьи



 
« Пред.материал | След.материал »

[13.04.117]

Научиться любить ближнего

Разговор с основателем автономной некоммерческой организации «Содействие реабилитации и социальной адаптации инвалидов «Благое дело» — Г.В. Антроповым.

«Благое дело» – социальный добровольческий проект, не имеющий аналогов в нашем регионе, все работы участники проекта проводят на безвозмездной основе. Он объединяет команду специалистов (керамистов, художников и дизайнеров), которые занимаются разработкой программ для развития творческих способностей людей с ограниченными возможностями.
Миссия организации: реабилитация и социальная адаптация инвалидов с помощью искусства;
трудовая реабилитация и создание рабочих мест для людей с ограниченными возможностями и людей, находящихся в трудной жизненной ситуации; популяризация творчества инвалидов;
привлечение творческой молодёжи для реализации социально-значимых проектов.
 
Начало
— Больше 700 названий перебрали, — признается Геннадий Викторович, — название «Благое дело» придумала жена, соработники одобрили. Сейчас супруга практически всю себя посвящает дочке, старший уже взрослый, живёт самостоятельно…
А началось для нас всё, связанное с вопросами детской реабилитации, ровно десять лет назад, в 2007 году. На самом деле всё просто: когда рождается ребенок с особенностями развития, тогда и начинаешь думать: как растить, чем помочь в плане социальной адаптации?
Сначала попробовали делать мастерские для детей на Второй речке — в тот момент Елена Леонидовна Кислицына, директор Приморской краевой библиотеки для слепых, предложила мне позаниматься с незрячими ребятами. Из них и сформировалась наша первая творческая студия под названием «Отражение». Сам я по образованию специалист по керамике и гончарному делу — этому и стал обучать ребят. И их, и меня такой процесс, — объединяющий общение, творчество и мастерство, — что называется, зацепил. Это ведь арт-терапия, как и шитье, работа с бумагой, бисером. То же могу сказать и про театр…
 
Проекты
— Сейчас, к 10-летию, у нас уже три театральных студии. Первой была интегрированная театральная студия «Открытая дверь» для людей с ментальной инвалидностью. Проект создан на базе общества инвалидов Первомайского района г. Владивостока, с которым мы успешно сотрудничаем с 2008 г. Занятия начались с апреля 2015 года под руководством Ольги Тарановой.
На средства Президентского гранта в октябре 2016 г. открыли инклюзивную — для совместного обучения здоровых детей и детей с ограниченными возможностями — театральную студию «Во имя добра» совместно с фондом «Монастырев» и Театром молодежи. Получился хороший тандем.
Летом прошлого года познакомился с Андреем Владимировичем Нартовым, руководителем театра «Тан», который разработал и формирует в настоящий момент «театральное пространство» «Благого дела». Создаётся творческая площадка, где смогут реализовывать себя люди с ограничениями по здоровью. В одном из наших разговоров Андрей Владимирович сказал, что хотел бы поставить спектакль с незрячими актёрами. И с декабря прошлого года при содействии Кислициной Е. Л. в 75-й школе идут репетиции интегрированной театральной студии «Смотри…» для незрячих людей. Сейчас репетируем, готовим постановки, среди них планируем выпустить «Вечера Владивостока» небольшие исторические новеллы из истории города разных периодов. Думаю что в ближайшем будущем сделаем первую постановку.
Театр – это тоже арт-терапия. Всё началось с сотрудничества с больницей на Шепеткова, поскольку у них одной из задач стоит разработка программ по творческой реабилитации. На меня вышла психолог Екатерина Фиденко, и мы сделали мастер-классы в больнице. Потом появилась идея создания театра, и Екатерина познакомила меня с руководителем театра «Балаганчик» Ольгой Тарановой. Начались репетиции.
— В Приморье реализовывать реабилитационные проекты непросто — финансовой поддержки почти нет. Властям не мешало бы над этим задуматься!
Последний проект у нас связан с городом Артёмом — организуем творческие мастерские в интернате для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения, — это коррекционное образовательное учреждение VIII вида, проживают там 130 человек. Задача — сделать ремонт в помещениях, где дети смогут заниматься творчеством.
 
Вера в лучшее
Как-то в разговоре Геннадия Викторовича спросили достаточно жестко: «За что Бог так наказал»? А он ответил: «Кто сказал, что Бог меня наказал? Бог просто расставил всё по своим местам».
— Конечно, было очень сильное осмысление происшедшего: ждешь рождения ребенка, здорового; у нас не было никаких предрасположений, что родится ментальный ребенок. И вот он рождается — и тебя ставят перед фактом. Люди спрашивали потом: «А не думал отказаться?». Это был самый непонятный для меня вопрос, отказаться от ребенка — даже мыслей таких не было. Мы просто приняли то, что случилось. В этой жизни всё происходит не случайно. Люди сейчас разучились прислушиваться к тому, что с ними происходит. А ведь к нам откуда-то сверху постоянно приходят вещи, которые надо замечать!
— В моем случае, если бы не родилась Настя, я бы не стал заниматься «Благим делом», жил бы по-другому. Не было бы тогда погружения в эти проблемы. А когда ты пропускаешь их через себя, начинается совсем другой отсчет…
У многих из нас отношение к вере как к языческому обряду. По праздникам, бывает, замечаешь в храме людей с пучком свечек и толстой пачкой денег. Вот прошел такой «верующий» — свечек везде поставил, деньги в кружку для пожертвований запихал и ушел, довольный собой, выдохнул — всё, мол, «спасся»…
Запомнился Геннадию Викторовичу разговор и с другим собеседником, у которого к этим вопросам оказалось отношение на уровне расхожего клише: если ты верующий, да еще занимаешься помощью больным детям, значит, и беспокоиться о духовной жизни нечего.
— Я ответил, что как раз наоборот. По-моему, люди, занимающиеся помощью, как и многие священники, кстати, будут стоять в самом конце «очереди». Собеседник от таких слов впал в ступор: «Как же так?». На самом деле, занимаясь помощью другим, ты не можешь оставаться абсолютно «добреньким», бывает, приходится принимать жесткие решения и говорить суровые слова.
— Кардиограмму сердца помните? Прямая линия с зигзагами вверх — вниз. Так и жизнь человеческая. Нагрешил — вниз, доброе сделал — вверх, никому не дано знать, что перевесит в финале… Есть Десять заповедей, но жизнь гораздо шире: не так сказал, необдуманный поступок совершил, многого даже не замечаем… А жизнь уже мчит дальше!
 
Что тревожит
Геннадия Викторовича особенно тревожат в жизни те ситуации, когда люди пытаются делать что-то хорошее, но весь смысл их добрых дел выхолащивается, когда добро превращается в рутину. Вот несколько таких примеров.
— Есть опасность, что молодежь приучат к событийному восприятию жизни, зачем заниматься системной работой, когда достаточно выйти на заявленное мероприятие, помахать флажками, что-то проскандировать, весело пообщаться с друзьями и записать событие в «типовую книжку добровольца» – и ты… социально активный товарищ… Добровольчество — это искренний порыв души, здесь не нужно ничего изобретать! 
Самое страшное в нашей молодёжной политике – это подмена человеческих ценностей, ходишь на всякие молодёжные мероприятия (не всегда понятные) — ты социально активный, а другой занимается постоянно и системно с больными детьми, по современным понятия у него нет «роста», он же ничего нового не делает.
— Добровольчество не должно сводиться к тому, как правильно заполнить заявку на грант или убедить спонсоров дать денег на проект. В школе добровольчества гораздо важнее — научиться пониманию проблем и состраданию! Добровольчество, оно как вера, без реально полезных дел мертво.
— А состраданию разве можно научить?
— С каждым годом людей с ментальной инвалидностью рождается всё больше. Почему? На мой взгляд, для того чтобы люди научились любить ближнего своего! Чтобы поняли, что в жизни по-настоящему важно, научились сострадать. В деле помощи ближним самое страшное — перестать сострадать, выгореть. Ты можешь столкнуться с непониманием родителей, с непониманием чиновников. Говорят, даже священник не каждого человека может понять, не каждую ситуацию осмыслить… Сегодня система благо-
творительности усложнилась — как раз потому, что это не только порыв души, но для кого-то и заработок! Для многих так называемых «фондов» — по автобусам, допустим, ходят, деньги собирают, хотя, на мой взгляд, это сомнительно, серьезные фонды так не работают. Мы не занимаемся целевым сбором средств на свои проекты, но в нашей жизни присутствуют люди, которые нам помогают, а это не всегда деньги, спонсоры присутствуют не всегда, в большей мере мы сами содержим свой проект.
Важна системная работа прежде всего! «Благое дело» — это команда единомышленников. Мне помогал сын, потом подтянулись друзья сына, волонтеры. Сейчас сотрудничаем со студентами-добровольцами из ВГУЭСа, Художественного колледжа, Академии искусств и просто неравнодушными людьми. Возьмем тот же интернат в Артёме — почему важно наладить системную помощь для их воспитанников? Пока ребенок в интернате или детдоме, его заваливают подарками, а когда он выходит во взрослую жизнь, то уже никому не нужен, ничего не может и не умеет… Поэтому, пока он в стенах интерната, нужно максимально больше вложить в него, чтобы после выхода из него, вне зависимости – будет он учиться дальше или нет, – он имел навыки, благодаря которым мог себя содержать. Поэтому пора выходить на новую ступень развития добровольческой помощи!
Показательно, кстати, сравнить наш опыт с американской системой реабилитации, с которой мы смогли познакомиться в 2015 году, во время поездки по Соединенным Штатам. Там действуют как раз те самые принципы системности помощи, к которым мы пока только подходим: к примеру, реабилитационную организацию субсидируют два года, смотрят итоги ее работы, и если они успешны, то поддержку пролонгируют.
— В Чикаго был на акции по сбору 180 тысяч долларов для одной из благотворительных организаций. Проводился концерт, были разбиты палатки, прибыло множество участников. Спросил одного из них, он приехал на акцию вместе с детьми: «Что привело?». Отвечает: «Мы обязаны помочь, показать детям, как важно помогать людям». В Штатах то самое соучастие, сострадание к беде ближнего прививают с детства!
 
Перспективы
Мы знакомы с рядом организаций нашего профиля в Москве, крупных российских городах, и у наших коллег возникает вопрос: «Почему вас так мало поддерживают в собственном регионе?». Субсидии местного уровня лично мы выигрывали лишь раз! Жаль, что по другим направлениям грантовую поддержку так и не получили, хотя ведем активную деятельность, о которой размещается масса информации в интернете.
— Мы входим в реестр социально ориентированных организаций Владивостока. Наши проекты — системные, на постоянной основе. Запустили творческие мастерские, учим детей делать качественные керамические изделия, работаем с хорошими глазурями… Выходим на большие социальные площадки, в том числе столичные, спасибо депутату Госдумы Сергею Андреевичу Сопчуку за помощь в решении организационных вопросов.
С Владивостокской епархией взаимодействие также развивается. Мы разговаривали с викарием епархии владыкой Иннокентием, говорили о перспективах сотрудничества. Мы ведь можем выполнять красивые качественные изделия под заказ, причем от эскиза до модели и тиража… Так что задача на будущее: попытаться объединить наши направления — творчество, ремесло, благотворительность, помощь и духовность — в новый совместный проект. А главная цель у него будет одна — совершить общее Благое дело!

  Михаил Бочкарников  

« Пред.материал | След.материал »

Версия для печати ++
Текущий раздел газеты "Благовест" >>
Текущий номер газеты "Благовест" >>
На главную страницу сайта Владивостокской епархии >>
 
  • "Приморский Благовест". Все номера >>
     
    "Приморский Благовест"
    Статьи из раздела "Статьи"

     













    На главную >>