Отец Сергий - строитель Шмаковского монастыря

После ухода на Афон удрученного немощами преклонного возраста и разными невзгодами игумена Алексия с 1 января 1897 года настоятелем Свято-Троицкого Николаевского Шмаковского монастыря стал иеромонах Сергий (с 1903 года - игумен). Непосредственным помощником - иеродиакон Герман. Оба они прибыли в Уссурийский край из Валаамского монастыря.

Впервые мысль об основании монастыря на Дальнем Востоке была высказана архиепископом Камчатским, впоследствии митрополитом Московским Иннокентием (Вениаминовым). В отчете в Святейший Синод от 18.12. 1882 г. он писал: "Монастыри всегда считались и действительно были необходимыми в тех окраинах, где вновь насаждалась православная вера. Поэтому весьма было бы полезно, даже необходимо устроить хоть один монастырь в Приамурском крае". Но лишь в 1893 году Святейший Синод поручает иеромонаху Алексию Осколкову организовать мужской общежительный монастырь близ города Хабаровска.

Архимандрит Сергий3 ноября 1894 года иеромонах Алексий (Осколков) назначается настоятелем будущего монастыря, а уже через 10 дней он возведен в сан игумена. В 1895 году игумен Алексий избрал для обители место в 19 верстах от ст. Шмаковка. Указом Святейшего Синода от 10 апреля 1895 года послушники Валаамского Спасопреображенского монастыря Павел Озеров и Вукола Богданов переведены в Приамурский Свято-Троицкий Николаевский монастырь, куда они и прибыли в августе 1895 года. После ухода на Афон удрученного немощами преклонного возраста и разными невзгодами игумена Алексия с 1 января 1897 года настоятелем и строителем монастыря стал иеромонах Сергий (с 1903 года - игумен).
Назначение Валаамских послушников во многом предопределило устроение нового монастыря и судьбу самих Валаамских посланцев - иеромонаха Сергия (Озерова) и иеродиакона Германа (Богданова).
Немногое нам известно о домонашеском периоде жизни отца Сергия (Озерова). По не уточненным данным, родился он в начале 60-х годов XIX века, в юности окончил Лесной институт в Петербурге, но религиозная настроенность влекла его в монастырь. В 1893 году Павел Озеров вступил в число братии Валаамского монастыря, проходил послушание в скиту во имя Всех Святых под руководством опытных скитских старцев до середины 1895 года. Несомненно, что внутренняя самодисциплина, трудолюбие и послушание, как основа монашеского общежития, унаследованные им от Валаамского монашеского уклада, в сочетании с молитвами возрастили его духовно.

Отцы Сергий и Герман - строители Шмаковского монастыряОтец Сергий на своем опыте познал школу монашеского подвижничества на Валааме и, по словам монахини Антонии, "когда усовершенствовался он в духовной жизни и прославился своей мудростью, то те, кто в молодости руководили им в монашеской жизни, стали письменно спрашивать совета у своего ученика". В течение многих лет монастырской жизни отец Сергий был делателем "умной молитвы". Как несомненное проявление молитвенной настроенности и благодатной наполненности внутренней жизни объяснимы присущие отцу Сергию душевная ясность, спокойствие, незлобливость, терпение, кротость и излучаемое в глазах веселие, словно отблеск Пасхальной радости.
В молитвенной жизни отца Сергия благоговейное почитание Божией Матери соотносилось с Богородичными службами и празднованиями в честь икон Казанской, Иверской (обе - особо чтимые в Уссурийской обители), Владимирской, Боголюбской, Смоленской, Тихвинской, повсеместно почитаемых в России. Показательно, какое большое значение придавал отец Сергий совершению Богослужения и участию в нем молящихся в храме.

В монашеском устроении Уссурийской обители о. Сергий сохранял преемственность традиций старчества, возрожденного Паисием Величковским и через его учеников укорененного в русских монастырях XIX века и в особенности в Оптиной пустыни. Полное послушание духовному отцу, ежедневное откровение помыслов старцу становилось первой заповедью новоначального инока. Лично им были составлены "Заветы инокам".

Отец Сергий не выделялся ни внешними признаками высокого сана, ни видимым со стороны совершением молитвы. Но его вера и благочестие, подобно ровному дыханию, неприметно проявлялись во все его скромном облике. Дни церковного года обретали в его жизни двойное значение. Празднование Святым соединялось с поминовением живых и умерших в дни их памяти. Его приверженность к русским святым, прославленным и еще не прославленным, но почитаемым народом, выражалась в любви к святым просветителям Сибири Иннокентию и Софронию Иркутским, святителю Иоанну Тобольскому, св. Иоасафу Белгородскому, св. Питириму Тамбовскому. Почитал он и святителя Иннокентия Вениаминова - просветителя Северной Америки и Дальнего Востока - подвиг, которого послужил примером для миссионеров отдаленного края. По его (Иннокентия Вениаминова) инициативе был создан и Новый Валаам в Сибири.

В годы своего настоятельства (а это почти 25 лет) о. Сергий воспитал многочисленное монашеское братство, сплоченное любовью к Церкви Христовой и друг к другу. Братскую любовь пронесли они до конца жизни.

А. АЛТУХОВ, п. Горные Ключи