Башкины, Косые, евангелисты

или О том, как пастор Тимченко искал "мучеников" среди тех, кто искажал Евангелие

В приморском журнале "Восточный базар" (2001 г., № 8 ) была опубликована статья "Евангельское движение в России". Этот крайне некомпетентный экскурс в историю христианства в России, пожалуй, не привлек бы к себе никакого внимания, если бы не нападки на Русскую Православную Церковь. Их весьма агрессивно предпринимает  автор этого материала  - Тимченко П.Ю., пастор владивостокской евангельской церкви "Живая вера", назвавшийся "епископом Северо-Восточного союза церквей евангельских христиан". В своей заметке автор столь же настойчиво, сколь и бездоказательно  пытается показать, что для русского народа испокон веков была характерна тяга к протестантизму, который г-н Тимченко только и признает подлинной евангельской верой. Жонглируя понятием "евангельская вера", которое пастор то относит к своей конфессии, то расширяет до масштабов христианства в целом, Тимченко приходит к выводу, ради которого, похоже, только и была написана упомянутая статья: Русская Православная Церковь, по словам пастора, виновата в систематических преследованиях своих верующих, желавших "чистой евангельской жизни", и не давала развиться подлинно евангельскому (читай: протестантскому) движению в России.

К столь смелому утверждению автор присовокупляет некоторые факты, выхваченные им из истории Русской Церкви. Все называемые Тимченко лица, якобы подвергавшиеся преследованию со стороны Православной Церкви, почему-то зачислены пастором в разряд своих "евангельских" единоверцев. При этом к кругу протестантских "мучеников, праведников и страдальцев за веру" оказались причисленными люди, до такой степени исказившие Евангелие своими собственными заблуждениями, что их даже нельзя назвать последователями христианства. В связи с этим мы обратились за комментариями по поводу статьи Тимченко к преподавателю московского Православного Свято-Тихоновского Богословского института кандидату богословских наук Владиславу Игоревичу Петрушко. В начале сентября 2001 г. он побывал во Владивостоке, где прочел курс лекций по истории Русской Церкви на отделении теологии и религиоведения ДВГУ.

- Человека, не знакомого с подлинной историей Православия на Руси, статья Тимченко может поразить кажущимся обилием фактов, имен и при этом подвести читателя к определенным выводам по отношению к Русской Церкви. Выводам, безусловно, негативным. По-видимому,  не реагировать на появление подобной публикации мы, православные, не можем, так как она не просто оскорбляет нашу Церковь, но является сама по себе образцом вопиющей лжи. Владислав Игоревич, каковы ваши впечатления от этой статьи как человека, который профессионально занимается русской церковной историей?

- Прежде всего  надо отметить, что в статье изначально смешиваются такие понятия, как евангельское учение, евангельский дух (в смысле того, что содержится в Евангелии) и "евангельское движение" - то есть направление протестантизма. Этот недобросовестный прием дает автору возможность убедить неподготовленного читателя в том, что конфессия, которую представляет автор - т.н. "церковь евангельских христиан"  - это якобы единственный носитель подлинного евангельского духа. К сожалению, автор статьи постоянно совершает такие подмены, начиная с упоминания об основоположнике русской духовной письменности православном митрополите Киевском и всея Руси Иларионе. Тимченко зачисляет его в предтечи протестантизма на том основании, что Иларион был носителем подлинно евангельского духа. А вот  преемники Илариона  - последующие предстоятели и иерархи Русской Православной Церкви - якобы  все от этого духа отошли, как пытается  убедить Тимченко. Здесь, конечно, явная подмена. И начинается она уже с того, что  в начале статьи автор с претензией на корректность приводит  якобы  цитату из митрополита Илариона: "Вера от Бога, а не от греков". И хотя в действительности вы не найдете таких слов в творениях Илариона, уважавшего греков как учителей русского народа, автор на их основании задается вопросом: "Что это, протестантский дух?" И отвечает сам себе: "Нет, это скорее принятие и исповедание Слова Божьего, это дух Евангелия". И далее как бы намекает, что Русская Православная Церковь отступила, по его мнению, от этого духа. При этом, очевидно, Тимченко подразумевает, что уход Илариона с митрополичьей кафедры был следствием его преследования со стороны будто бы возобладавших в Церкви косных и бездуховных иерархов. Однако на самом деле Иларион покинул кафедру исключительно по политической причине: поставленный на митрополию Ярославом Мудрым в период вражды с Царьградом без согласования с патриархом-греком, Иларион стал неудобен после примирения Руси с Византией. 

Далее в статье Тимченко начинаются какие-то не очень внятные рассуждения, суть которых сводится к совершенно надуманному противопоставлению мистической  и рационалистической традиций в богословии. Пастор без обиняков заявляет, что в XII  веке носителями рационалистической традиции были Климент Смолятич и Кирилл Туровский. И хотя из статьи Тимченко невозможно понять, что подразумевать под рационалистической традицией, св. Кирилла Туровского едва ли даже с большой натяжкой можно считать принадлежащим к ней. Туровский святитель - духовный писатель, далекий от рационализма в том смысле, что не исповедовал идеи познания бытия одним лишь рассудочным знанием. Св. Кирилл был автором многих литургических текстов, молитвословий, канонов, в которых обобщал свой традиционный для Православия опыт богопознания через молитвенное восхождение ко Господу. И это уже само по себе свидетельствует о несправедливости оценки, которую дает святителю пастор. В реальности это был подлинный монах, аскет, и просто нелепо говорить об этом подвижнике, что он был носителем рационалистического сознания. Так же точно ничего подобного нельзя сказать и о Клименте Смолятиче. Какой же это рационалист, если сам же Тимченко в своей статье говорит о том, что он был митрополит из схимников, то есть монах, имевший высшую степень пострижения.

Не хотелось бы думать, что автор статьи намеренно искажает истину, противопоставляя рационализм мистицизму в христианстве. Скорее, просто г-н Тимченко не разобрался в этом вопросе. Это аномальное противопоставление, конечно, выглядит, как полнейший нонсенс. В богословской традиции Православной Церкви эти два подхода всегда соседствовали и дополняли друг друга. Но они касались разных предметов. Мистицизм можно считать началом для догматов христианской веры, ибо они основывались на богооткровеных истинах. Мистицизм всегда лежал в основе практики аскетической, молитвенной, в духовном делании. И в то же время это не означало отсутствия известной степени рационалистического подхода к тем или иным сторонам церковной жизни. Так, рационализм, безусловно, присутствует и в нравственном богословии Православной Церкви. Характерен он и для осмысления церковной истории,  канонического права и т.д. Но в жизни Церкви оба эти начала всегда гармонично сочетались и переплетались. Но почему-то уважаемый пастор хочет представить, что мистицизм - это что-то аномальное и при этом присущее лишь Православной Церкви, а рационализм - это нечто положительное, наследниками чего являются "евангельские христиане". Безусловно, такой подход является целиком надуманным и не соответствующим объективному взгляду на историю христианства на Руси. Все это очень напоминает примитивную схему, привычную для марксистской философии, которую нам всем еще не так давно навязывали: деление философов на "хороших"-материалистов и "плохих"-идеалистов. 

О том, какой сумбур имеется в познаниях пастора Тимченко, на мой взгляд, более чем наглядно свидетельствует та пестрая подборка исторических персонажей, которых автор зачисляет в разряд "прогрессивных" рационалистов. Удивительно, что "христианами-рационалистами" у Тимченко оказываются те, кого христианами вообще никоим образом назвать нельзя. Ну, с большой натяжкой еще можно считать таковыми псковских стригольников, о которых упоминает пастор, хотя эти сектанты совершенно извратили подлинное Евангельское учение. Извратили особенно в части учения о Церкви и иерархии, о таинствах - стригольники шли вразрез с тем, что сказано об этом в Священном Писании.
Однако считать христианами новгородских еретиков конца XV  столетия т.н. "жидовствующих", как это делает в своей статье пастор Тимченко, - более чем странно. Ничтоже сумняшеся он объявляет, что лидер "жидовствующих" Федор Курицын является мучеником за свою евангельскую позицию. Судя по этому заявлению, считающий себя поборником "евангельского христианства" пастор, похоже, даже не подозревает, каково было на самом деле учение "жидовствующих". Напомню вкратце, каковы были "прогрессивные" воззрения этих еретиков. Прежде всего они отрицали главный для всех христиан (кстати, в том числе и для "евангельских христиан") догмат о Святой Троице. Отрицали они и Божественное достоинство Иисуса Христа, не признавая его не только Богочеловеком, но даже Мессией в традиционном для иудаизма смысле. Еретики считали Его не более чем высоконравственным человеком, учителем праведности.

"Жидовствующие" не признавали и догматов о Боговоплощении, о спасении человека через крестную смерть Христа. Так что для верующего христианина, каковым себя, думается, считает пастор Тимченко, более чем странно зачислять всю эту сомнительную кампанию в число христианских мучеников, якобы пострадавших от Православной Церкви. На самом деле казнены они были гражданской властью по приказу великого князя Ивана III, и к тому же далеко не все. Тот же Федор Курицын избежал наказания, по какой причине уже ошибочно утверждать, что он  является мучеником. Он умер своей смертью. А репрессии были обрушены на жидовствующих великокняжеской властью потому, что они расшатывали устои государства, а не только покушались на христианское вероучение.
   Совершенно непонятно выглядят в статье Тимченко слова, которые он предлагает читателю в качестве цитаты из преподобного Иосифа Волоцкого: "Библия плодит ереси". Откуда это взято? В каких творениях Иосифа Волоцкого нашел г-н Тимченко эту фразу? В своей статье он умалчивает об этом, никаких ссылок нет. Оно и понятно: едва ли в творениях преподобного Иосифа Волоцкого можно найти подобные слова. Так что снова у г-на Тимченко мы видим то же самое: то ли подлог, то ли вопиющая безграмотность. Преподобный Иосиф был выдающимся духовным писателем, человеком очень образованным, и подобное пренебрежительное отношение к Священному Писанию из уст святого отца Русской Церкви никак не могло исходить.

Столь же необъяснимо в статье выглядит еще одно "открытие" пастора Тимченко, который причисляет к кругу мучеников протестантского направления Матвея Башкина, Феодосия Косого, книжного человека Ивана Пересветова, первопечатника Ивана Федорова, митрополита Макария, старца Артемия, князей Андрея Курбского и Константина Острожского, которые за свои убеждения были, по словам Тимченко, преследуемы, изгнаны, а некоторые убиты. Надо признаться, что выстроенный пастором ряд просто обескураживает всякого мало-мальски знакомого с отечественной историей человека. Поистине г-ну Тимченко удалось совместить несовместимое. Особенно впечатляет то, как автор соединяет имена Башкина и Косого с именем святителя Макария, который председательствовал на Соборе 1553-1554 гг., который и осудил первых двух. Митрополит Макарий был предстоятелем Русской Церкви в 1542-1563 гг. Никто никогда его не преследовал. Это был воспитатель великого князя Ивана IV, которого Макарий венчал на царство. Именно св. Макарий, таким образом, стоит у истоков Русской монархии, Русского православного царства. Это была выдающаяся личность, благодаря которой Иван Грозный в первый период своего правления достиг таких великих свершений. Макарий был тем, кто удерживал царя от репрессий и казней, которые затем захлестнули страну после того, как великий святитель скончался.

Что касается книжного человека Ивана Пересветова, то г-н Тимченко и вовсе попал впросак: сейчас многие исследователи считают, что "Пересветов" - это на самом деле псевдоним самого Ивана Грозного, писавшего под этим именем свои трактаты. В любом случае,  нам ничего не известно о каких бы то ни было преследованиях Пересветова Церковью или государством. 

Диакон Иоанн Федоров - человек, которого никто не может упрекнуть в том, что он хотя бы на йоту отступил от православного вероучения. Он был клириком Русской Церкви, первопечатником. Действительно, он отъехал с началом опричного террора в Западную Русь. Но о том, что никто его не подвергал каким-либо репрессиям,  свидетельствует хотя бы тот факт, что он целиком сохранил свою типографию и вывез печатные станы в Литву, где продолжил свое типографское дело. Так что совершенно напрасно пастор Тимченко пытается представить Православную Церковь дремучей гонительницей книжного дела. Известно, что Федорову покровительствовал святитель Макарий, а отъезд первопечатника из Москвы отнюдь не прекратил его начинания в России, где его дело вскоре продолжил его ученик Андроник Невежа. 

Князь Андрей Курбский действительно бежал из России, но вовсе не по причине каких-то религиозных преследований, а только потому, что вступил  в конфликт с великим князем и опасался расправы. А в Западной Руси, куда он уехал, князь Курбский, как и другой аристократ - князь Константин Острожский - стали известны как убежденные защитники Православия. Они выступали против протестантов и их пропаганды. Затем, когда началось наступление католицизма, приведшее к заключению Брестской унии, принесшей православным неисчислимые страдания, князь Острожский  стал духовным вождем всех, кто поднялся на борьбу с католической экспансией.  Причислять всех этих замечательных подвижников к тому же кругу, к которому принадлежали хулившие Святую Троицу и не признававшие Божественного достоинства Христа еретики Башкин и Косой, - более чем странно. 

Старца Артемия, как известно, осудили по ошибке вместе с еретиками - к сожалению, такое случалось. И тем не менее, бежав в Литовскую Русь, этот борец за Православие опять-таки полемизировал с протестантами и католиками. Подобно Курбскому, с которым он был близок, Артемий был одним из наиболее ревностных защитников Православия в западно-русских землях. Так что никоим образом  его нельзя ставить на одну доску с Башкиным и Косым. Они действительно были еретиками и признаны таковыми Собором Русской Церкви 1553-1554 гг. Нелепость утверждений пастора Тимченко заключается прежде всего в том, что с точки зрения учения "евангельских христиан", которых он представляет, Башкин и Косой также могут быть квалифицированы не иначе, как еретики. Кстати, для всех протестантов характерно очень трепетное отношение к Библии. Однако Феодосий Косой более чем вольно  обращался со Священным Писанием, (в частности, он считал подложным послание ап. Павла к Евреям: оно и понятно, ведь в нем четко говорится о Божественном достоинстве Христа, что было совершенно несовместимо с взглядами Косого). Поневоле приходится задаться вопросом: а каковы убеждения самого "евангелиста" господина Тимченко, если считает своими единомышленниками подобных врагов христианской веры? 

Статья Тимченко абсолютно не выдерживает никакой критики с точки зрения церковно-исторической науки. Видно, что автор абсолютно не разбирается в тех вопросах, о которых он пытается печатно судить. В лучшем случае можно думать, что это плод элементарной исторической безграмотности. В худшем - увы, можно предположить, что у автора все же была весьма неблаговидная цель - очернить Русскую Православную Церковь, приклеить к ней ярлык некоей дремучей конфессии, которая гонит все позитивное, все светлое, которая является заповедником мракобесия. Печально, что люди, заявляющие о себе как о носителях евангельского духа, забывают о том, что хула на Духа Святого не простится никому. А хула на Церковь Христову есть хула на Духа Святого, в ней пребывающего, действующего через ее таинства и тем совершающего дело нашего спасения.

- Наверное,  следует прокомментировать и утверждение автора статьи о том, что на Руси еретики жестоко преследовались, подобно тому, как на католическом Западе это делала инквизиция?

- Ничего подобного католическому институту инквизиции в России никогда не было.  Для Руси было абсолютно нехарактерно жестко расправляться с вольнодумцами. Можно найти лишь единичные случаи в истории Руси, когда совершались казни еретиков. Тимченко в своей статье указывает несколько таких случаев, но представляет дело так, как будто это некая закономерность, а не исключение.

Действительно, несколько жидовствующих были казнены, но казнены они были властью гражданской. Точно так же Церковь нельзя обвинить в казни, скажем, протопопа Аввакума, который на самом деле был казнен по приговору царя Федора Алексеевича за хулу на царский дом, на царя Алексея Михайловича. И Церковь здесь совершенно не при чем. Утверждение, что архиепископ Геннадий,  как один из главных организаторов борьбы с ересью жидовствующих,  ездил в Рим, чтобы изучить богатый опыт католиков в преследовании инакомыслящих, т.е. опыт инквизиции,  - это просто вымысел, который целиком остается на совести г-на Тимченко. Святитель Геннадий никогда не покидал пределов России, и данное измышление является безобразной клеветой на святого Русской Церкви.

Надо отметить, что, несмотря на решение Собора 1553-1554 гг. по вопросу о еретиках Матвее Башкине, Феодосии Косом и других, ни один их этих людей не был подвергнут смертной казни. Все они были разосланы по монастырям. И, видимо, содержались там в таких мягких условиях, что практически все вскоре бежали за рубеж и там продолжили свою отвратительную деятельность. В частности, Косой в Литве сошелся с еретиками антитринитариями социнианами, которые отвергали христианское учение о Святой Троице. С ними-то Феодосий Косой, хотя они и расходились по многим другим  вопросам, объединился против всех, кто исповедует веру в Бога-Троицу. Парадоксально до дикости, но П.Ю.Тимченко в своей статье фактически выгораживает тех людей, которых и его бы "церковь евангельских христиан" могла зачислить в ряды своих оппонентов.

Историческая справка 1

В статье Тимченко П.Ю. восхваляются псковские стригольники Никита и Карп, ересь которых была обнаружена в 1375 г. Для этих людей были характерны типичные нападки практического характера на церковные грехи, на священство. Из отдельных фактов ими делались безудержные радикальные выводы о потере всей иерархией благодати и "падении церкви". Отсюда делался вывод: христиане должны жить без иерархии, необходимо отделиться от Церкви, чтобы не "оскверниться" от архиереев и священников. Стригольники начали беспощадное придирчивое обличение иерархии с точки зрения высшего евангельского идеала. Это обычная судьба всякого рода раскольников и еретиков: видеть сучок в глазу брата и не замечать у себя бревна. Далее шло отвержение таинств. Вместо покаяния предлагалось, например, исповедоваться "матери - сырой земле". Они советовали в Церкви не креститься, не поститься, не венчаться, покойников  не отпевать, за умерших не молиться.

Историческая справка 2

В указанной статье реабилитируются жидовствующие, ересь которых стала известна в Русской Церкви с 1470 г. Это учение было завезено в Россию через Новгород с запада несколькими иудеями. Фактически оно было преподнесено русским как свободомыслие. Пропаганда жидовствующих главным образом была заинтересована в расшатывании Русского Православия во имя какого угодно вольномыслия. Поэтому поражает пестрота их взглядов и распространенность в широких кругах высшего слоя общества: даже великий князь Московский Иоанн III на некоторое время оказался под влиянием еретиков. Жидовствующие пользовались тем, что к тому времени на Руси еще не было полного свода Библии, поэтому они очень умело противопоставляли Ветхий и Новый Заветы в нужном для себя свете. В итоге они убеждали в необходимости отрицания многих пунктов христианского вероучения и обрядов. Жидовствующие исповедовали веру в единого Бога, но отрицали Святую Троицу, Божество Иисуса Христа, не допускали возможности Его Воплощения и Искупления. Называли Христа Сыном Божиим не по существу, а по благодати, подобным Моисею и Давиду и любому пророку, отрицали Его мессианство, не признавали Девы Марии Богородицей. Одни из жидовствующих были полными и ярыми иконоборцами, другие впадали в крайний материализм и либертинизм. Они праздновали пасху по-иудейски, некоторые даже принимали обрезание. Многие сознательно притворялись христианами, внешне не отказываясь от участия в церковных священнодействиях. Интересно, что восхваляемый в статье Тимченко П.Ю. жидовствующий Федор Курицын занимался астрологией и оккультизмом, привлекая тем самых в лоно секты малоученых русских людей, после чего те становились податливыми на всякого рода критицизм и рационализм.
  Совершенно очевидно, что жидовствующие стремились поразить прежде всего самый мозг Русского государства - высшую аристократию, чиновничество и духовенство, и через это всю Россию увлечь по выгодному для себя пути. Поэтому вполне заслуженно их ересь была обличена и осуждена, чем было спасено Русское православное царство.