Социальное служение

26.09.2016

"Стихия. Сейчас или после?" Как доставляли гуманитарную помощь

Во вторую среду сентября, после того как паводковая ситуация в крае немного стабилизировалась, усилиями прихожан и социальных отделов двух Покровских храмов городов Владивостока и Уссурийска была организована поездка и передача материальной помощи пострадавшим в результате наводнения жителям поселка Кокшаровка Чугуевского района.

На протяжении всего пути до села Чугуевка мало что говорило о недавно бушевавшем здесь тайфуне Лайнрок, принесшем столько разрушений в Приморский край, зато обращало на себя внимание большое количество машин, везущих Приморский лес на юг края. Что невольно заставляло задуматься о косвенных причинах такого сильного подтопления населенных пунктов расположенных в районах лесозаготовок. Однако, на подъездах к Чугуевке, проехав мост через реку Уссури, мы встретили первые серьезные следы бушевавшей стихии: засыпанные промоины в половину ширины полотна дороги и  разрушенный мост через одну из проток реки Уссури.  Повернув с главной трассы к конечной цели нашего маршрута, мы увидели еще более впечатляющие следы большой воды. Река Уссури, все еще не войдя в свое привычное русло, несла мутные бурлящие потоки прямо через лес, росший на ее правом берегу.

Село Кокшаровка располагается буквально в трехстах метрах от брега этой полноводной даже в засушливые годы водной артерии Приморья. Разбушевавшаяся вода вышла на дорогу и по этой дороге понесла свои воды прямо в село. Как ни странно, к кресту, установленному в этом году на въезде в село, вода не подступила, хотя он находится немногим выше уровня улиц, принявших на себя удар стихии.

Въехав в село, мы почти сразу увидели храм и стоящий у его дверей грузовик, из которого выгружали тюки с одеждой. Пока разгружали наш грузовик, удалось поговорить со священником этого села – иереем Андреем Кузнецовым и главой сельского поселения Натальей Васильевной Андросовой:

 

Е.К.: По телевизору все мы видели то, что происходило в Приморье в течение последней недели, однако хотелось бы услышать из Ваших уст о положении дел непосредственно во время паводка, а так же о том, что происходит сейчас. 

Наталья Васильевна: Во время разгула стихии было  конечно, страшно. Особенно когда пошла основная волна и дома стонали под натиском воды. Боялись, что вот-вот и строения не выстоят. Помощи нам было, собственно говоря, ждать неоткуда, жильцы домов поднялись на крыши, потому что вода подступила прямо под потолок. Вы сами понимаете, что в том числе это были и пожилые люди. С ситуацией пришлось справляться самим, потому что в самые критические моменты формирований МЧС не было, помощь пришла только тогда, когда вода начала спадать. А так, в течение этих дней мы своими силами как могли, помогали людям. Нашлись лодки, и из добровольцев сформировали два экипажа, которые плавали от дома к дому, смотрели, в каком состоянии находятся люди, оказывали помощь. Люди звонили мне на сотовый, и мы плыли к ним. Хочется от всей души поблагодарить ребят, которые стали нашим МЧС!

Е.К.: Назовите их, пожалуйста.

Наталья Васильевна: Первый экипаж – отец и сын Колоколовы, Андрей и Михаил и с ними Алексей Сигута. Второй экипаж – Виктор Зимовин и Юрий Коноваленко. Еще хотелось бы упомянуть Шкляева Николая Ивановича, он на тракторе подвозил продукты и воду.  

Е.К.: Наталья Васильевна, а что сейчас? Как дела обстоят с помощью, в чем нуждается село?

Наталья Васильевна: Сейчас уже хорошо – вода из деревни ушла! Слава Богу – выжили! Правда, на пятницу опять передавали дожди и повышение уровня реки, но мы надеемся, что то, что мы пережили, уже не повторится. Сегодня была встреча жителей с министром МЧС Владимиром Андреевичем Пучковым и губернатором Приморского края Владимиром Владимировичем Миклушевским. Пообещали выделить по 100 тысяч на каждого проживающего в пострадавших домах.

Гуманитарная помощь от жителей Приморья – большое подспорье. Правда, что в основном нам привозят вещи, их уже достаточно много. Бывает, что вещи эти уже совсем плохие, непригодные к ношению, но конечно, жертвуют  и вполне хорошие и даже новые вещи. А вообще в селе есть острая необходимость в продуктах питания, питьевой воде, потому что воду из колодцев пить сейчас нельзя, а еще в тепловых пушках – дома сушить срочно нужно, зима не за горами. С последним у нас совсем беда, потому что вы первые, кто передал тепловые пушки; сейчас, вместе с вашими, у нас в селе 5 пушек,  а проживает тысяча человек.

Е.К.: Отец Андрей, следующий вопрос, наверное, к Вам в большей степени относится. Скажите, а как повлияло наводнение на людей? Чувствуется общность в противостоянии несчастью? В храм зашел хоть кто-нибудь Бога поблагодарить за спасение? 

Иерей Андрей Кузнецов: Знаете, всякое есть, но, к сожалению, беда не сплотила народ, да и в храм приходят в основном только за вещами. Какой-то внутренней, духовной подоплеки в случившемся люди не видят.

Здесь в разговор вступила глава сельского поселения: Вы знаете, у нас тут вообще случай какой-то непонятный. Бабушка в селе живет, пожилая очень. Сын к ней приехал, побыл дня два и уехал ни помощи в восстановлении ее дома, ни продуктов не привез. Теперь я вот хожу, продукты ей ношу, от меня не убудет, конечно, но сын-то живой, вполне молодой и, вроде, адекватный человек, а мать бросил...

Пока мы еще немного поговорили со священником и главою села, грузовик наш разгрузили подоспевшие на подмогу солдаты МЧС. Мы уже собирались было отправиться в обратный путь, но тут меня посетила идея проехать и попробовать сделать несколько снимков пострадавшей деревни. Моим проводником вызвался быть сын отца Андрея – Саша. Отъехав буквально несколько метров от храма, мы выехали на улицу, которая всего несколько дней назад была одним из рукавов русла Уссури. Картина, открывшаяся нашим глазам, была довольно неприглядной – все строения были покрыты слоем ила. То тут, то там валялись разнокалиберные грязно-серые куски пенопласта, части заборов, доски. Застрявший в ветках мусор, принесенный водой, и рухнувшие поленницы дров совсем не добавляли порядка в этот хаос. Буквально во всех дворах, на любых подходящих поверхностях что-то висело, по дворам стоял и лежал небогатый домашний скарб в надежде на то, что последнее тепло лета поможет высушить пропитанные влагой вещи. Заборов по большей части не было вовсе или они лежали поваленные водой. Рядом с теми местами, где в обычное время были калитки, лежали мешки с размокшими книгами, мелкая мебель и даже электроника, выброшенная хозяевами как не подлежащая восстановлению.
Все это производило довольно унылое впечатление. Посещение одного из домов лишь усугубило это ощущение. Справедливости ради, нужно отметить, что, конечно  и до наводнения это не был образцовый дом в плане какого-то дорогого ремонта, однако это был вполне типичный дом для Кокшаровки, где люди в основной своей массе живут лишь за счет огородов, реки, да того немногого, что они, принеся из тайги, ухитряются продать. Село не произвело на меня впечатления зажиточного. Думаю, что и до наводнения оно таким не было, что вселяет еще большую тревогу за людей, живущих в нём.

Сделав снимки, мы вернулись к храму и тотчас отправились в обратную дорогу, потому как путь предстоял нам неблизкий. Беседуя с еще одним добровольным помощником потерпевших – Николаем, любезно согласившимся взять меня в попутчики от Уссурийска, мы незаметно добрались до Арсеньева, а от него взяли курс на Уссурийск и Владивосток.
В голове у меня пульсировала мысль: "Ну как на сто тысяч сейчас восстановить дома, которые пригодны разве что только к сносу, а еще же нужно что-то есть сейчас и сделать запасы на зиму!?". А еще меня не покидало удивление от того, что, несмотря на всю сложность ситуации, она не послужила объединяющей скрепой, а лишь внесла разлад в жизнь односельчан. Она не научила тому, что выжить человеку в одиночку гораздо сложнее. Ведь и село появилось потому, что предки наши понимали, что вместе они могут противостоять любой беде. А вот потомки их утратили это знание и из некогда единого народа стали превращаться в разрозненные каменные плиты, разбросанные по полям Отчизны.

 

P.S. Перед публикацией статьи автору пришлось еще раз связываться с главой сельского поселения. Из короткого разговора с Натальей Васильевной стало понятно, что ситуация в селе изменилась разве только в отношении того, что ушла вода. Из бюджета выплатили деньги – по 10 тысяч рублей в счет компенсации потери овощей на огородах … Люди в недоумении, как жить, а точнее, выживать дальше. Хотя, конечно, Наталья Васильевна поступила благородно, не высвечивая проблем взаимоотношений в селе, однако стало понятно, что атмосфера там довольно напряженная даже между самими пострадавшими. Да и односложный ответ на вопрос – как ситуация, прозвучал несколько тревожно – голодаем.

А ведь на территории нашего края не одна такая Кокшаровка. И помощь этим людям, в том числе, зависит и от каждого из нас. Вместе пережить беду гораздо проще. Не напрасно же есть в русском народе пословица – счастье пополам – два счастья, горе пополам – полбеды. А такие ситуации и проверяют, можем ли мы все еще именоваться единым народом или отгородившись высоким забором друг от друга мы будем медленно вымирать в импровизированном гетто.

Зима надвигается.

PP.S. Вернулись, собрали полторы тонны продуктов и снова - в Кокшаровку!

23.09.2016 г.                                                                        

Кирилл Елфимов (помощник благочинного II округа епархии по работе с образовательными учреждениями, помощник настоятеля Покровского храма г. Уссурийска 

Привезённые вещи складируют в храме
Здесь было русло реки
Настоятель, глава поселения и бойцы МЧС
Уссурийск. Возле храма готовят грузовичок с 1,5 тоннами продовольствия


 

Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Официальный сайт Владивостокской епархии МП РПЦ»,
а при размещении в сети Интернет – гиперссылку на сайт Владивостокской епархии МП РПЦ:
http://www.vladivostok-eparhia.ru




Еще новости по теме:

Все новости раздела