Есть в далекой земле небольшой монастырь…

Эти строки из духовного канта о Пюхтицком женском монастыре можно в полной мере отнести и к Уссурийскому Рождество-Богородицкому женскому монастырю. Затерянная среди лугов, полей и лесов старейшая женская обитель на Дальнем Востоке расположена в часе езды от Уссурийска, возле небольшого села Линевичи.

С автовокзала Уссурийска два раза в день в 8 утра и в 17.30 до села Линевичи ездит маленький пыльный автобус. Небольшое село расположено вдали от трассы, там, "где заканчивается асфальт". Автобус, подпрыгивая на ухабах, подъезжает к конечной остановке.

Спрашиваем - " где монастырь?" Местные жители указывают на узенькую тропинку - "Она выведет". Тропинка петляет мимо унылых развалин военного городка, и вдруг в листве деревьев мелькает купол храма. Правда, - вывела. К монастырскому храму уже ведет мощеная дорога, отмеченная столетними тополями. Когда-то предшественницы современных монахинь посадили тоненькие веточки тополей. В советское время, когда всякое напоминание о Боге уничтожалось, деревья не догадались вырубить, и все эти годы тополя, как вешки на пути, указывали главное направление.

Еще кто-то ночью молится за нас.

Четыре утра, темно, идет дождь, очень хочется спать. Но надо идти на утреннее правило. Здесь в Уссурийском Рождество-Богородицком женском монастыре служат по валаамскому уставу, и круг суточного богослужения начинается в такую невозможную для мирского человека рань.

Подвижники благочестия не раз отмечали, что наиболее угодна Богу молитва ночная, когда человек приносит в жертву покой собственного тела. Спят все, а в монастыре читают Неусыпающую Псалтирь, молятся о здравии живущих, об упокоении усопших.
Во влажной, теплой темноте идем к монастырскому храму иконы Нерукотворного Образа Спасителя. У входа на ступенях таинственно мерцает светлячок. Под высокими белыми сводами церкви густеет полумрак. В гулкой тишине нараспев читается молитвенное правило.

Неспешно течет время, постепенно рассветает. Видимый за окном темный силуэт ели оживает и приобретает краски малахитовой зелени, первые лучи солнца светят через высокие окна в алтаре. В восемь утра мы выходим из храма.
Сегодня вторник, и полагается чай с хлебом, а в среду и пятницу первая трапеза - обед. После завтрака небольшой отдых - и на послушание. В небольшом сельском монастыре их предостаточно. Насельницы монастыря, как и сто лет назад, выращивают пшеницу, овес, кукурузу, сою, картофель, овощи. Есть в хозяйстве коровы, овцы, куры. Для собственных нужд научились сестры делать картофельный крахмал, соевое масло, сыр и творог. Все получается по-домашнему вкусное.
Монастырь расположен очень чудесно, - чуть на взгорье, вокруг луга, а сразу за монастырем начинается лес. В буйных летних травах цветут лиловые ирисы, желтые лилии и красные саранки. Благоухание наполняет окрестности. Видно, что устроителимонастыря основательно потрудились, прежде чем найти это место.

Из истории монастыря:

Основательницей женского монастыря была матушка Павла (в миру Параскева Николавна Трегубова). В 1899 году вместе с пятнадцатью сестрами-послушницами прибыла из Читы по благословению владыки Евсевия на Дальний Восток для создания в Южно-Уссурийском крае первой женской обители.

Матушка Павла сама выбрала место для будущей обители - в 11 верстах от г.Никольска-Уссурийского, с северной стороны от реки Суйфун. 16 февраля 1900 года на этом месте был отслужен молебен и водружен крест. Обитель стали посещать богомольцы. Приезжали сюда жители Никольска, ближних и дальних деревень Уссурийского края. Приезжали из Маньчжурии, Хабаровска, Владивостока.

Община росла. В 1903 году освящена домовая церковь во имя Нерукотворного Образа Спасителя. Пострижение двух рясофорных послушниц было выдающимся событием в жизни обители - это было первое "приобретение" матушки Павлы. Для большего торжества пострижение было приурочено к престольному празднику Рождества Пресвятой Богородицы - 8 сентября 1903 года.
Повседневная трудовая жизнь начиналась в обители в З часа 30 минут утра с совершения утреннего правила, которое, как и вечернее, совершалось без священника. По принятии пищи сестры расходились каждая на свое послушание. В 12 часов собирались в трапезную. В 16 часов пили чай, а ужинали в 19 часов. За трапезой, как и положено уставом, читали жития святых, разные поучения и наставления из монашеской жизни. После ужина совершалось вечернее правило.
Духовное окормление сестер осуществляли старцы Свято -Троицкой Николаевской обители игумены (впоследствии архимандриты) Сергий и Герман - некогда валаамские иноки, посланные в 1895 году в помощь игумену Алексию для устроения первого на Дальнем Востоке монастыря.

В 1909 году по смерти устроительницы Южно-Уссурийского Рождество -Богородицкого монастыря и первой его игумении Павлы нелегкий игуменский крест взяла на себя монахиня Сергия. К 1910 году в обители было хорошо развитое крупное хозяйство, велась широкая миссионерская деятельность.

Последней настоятельницей монастыря была схиигумения Олимпиада. При ней в монастыре начала работать иконописная мастерская. Обитель обеспечивала иконами многие храмы. Сохранилась икона, писаная самой матушкой Олимпиадой - образ Божией Матери "Скоропослушница". Сейчас эта икона находится в Свято-Покровском храме города Уссурийска.

В страшное время гражданской войны и репрессий Рождество-Богородицкий монастырь разделил судьбу большинства российских монастырей. Он был закрыт, а имущество его национализировано. Сестры, положившись на волю Божию, разошлись. Часть из них добралась до Иркутского Знаменского монастыря. Две монахини доживали в Уссурийске - пели на клиросе Свято-Покровского храма.

В 1989 году власти приняли решение о возвращении православной церкви бывшей собственности монастыря. 30 августа 1993 года состоялась окончательная передача епархии бывшей собственности монастыря: келейного корпуса со встроенной церковью иконы Нерукотворного Образа Спаса, здания для хозяйственных нужд, дома игуменьи.

Появились первые насельницы, прибывшие возрождать монашество на Дальнем Востоке из центральной России. Среди них и нынешняя настоятельница обители игумения Варвара (Волгина). Вот уже восемь лет несет она нелегкий крест по восстановлению обители.

Матушка Варвара: "Когда мы сюда приехали, все было в разрухе. Крыша храма была провалена, окна выворочены. Первую литургию здесь служили в октябре, и лучи солнца лились сквозь окна без стекол. Одним мы тогда утешались, что монастырская жизнь возрождается".

Сестры поселились в домике матушки Павлы. Там же совершалось все суточное правило и читалась Неусыпающая Псалтирь. По воскресеньям и праздникам служили в полуразрушенном храме.

Спустя восемь лет с начала восстановления обители многое изменилось. Ежедневно в храме прочитывается полный круг дневного Богослужения и совершается монашеское правило утром и вечером.

В 1994 году начался ремонт настоятельского корпуса и постепенное заселение его. Были оборудованы кельи на втором этаже; кухня, просфорная, молочная, две трапезных, мастерская и котельная - на первом этаже. Заново устроена система парового отопления, пришедшая в негодность за три года бесхозности. От котельной воинской части здания монастыря отключили еще в феврале 1994 года. На храмовой колокольне военные соорудили водонапорную башню. На снос ее потребовалось 5 лет - столько же, сколько и на окончательный вывод воинской части из монастыря.

В прошлом уже остались горестные воспоминания о том, что водонапорную башню вдобавок прорвало и все стены промокли и прогнили. А что это значит, в условиях Приморья объяснять не надо.

Потихоньку восстанавливали храм. По документам можно составить небольшую летопись возрождения церкви:

Из Епархиального Отчета за 1999 год: В истекшем году закончено восстановление колокольни. Установлены купола с крестами. В храме закончена реконструкция иконостаса. Восстановлены хоры (верхний клирос). Произведен частичный ремонт винтовой лестницы на колокольню. Установлены металлические входные двери. Отремонтирована паперть.

Из Епархиального Отчета 2000 года: Установлены металлические решетки на окнах храма, а также металлическая входная дверь. Проводился текущий ремонт храма и жилых помещений. Продолжалось обустройство и украшение храма, приобреталась соответствующая утварь.

Глядя на светлый храм, не верится, что здесь была полная разруха. Опрятный кирпичный храм с куполом и колокольней внутри белоснежен и благолепен.

Как венец трудов насельниц монастыря, паломников, благодетелей - освящение храма архиерейским чином. 18 июля этого года в день памяти преподобного Сергия Радонежского епископ Владивостокский и Приморский Вениамин в сослужении сонма духовенства епархии совершил освящение храма. Для насельниц монастыря это огромная духовная радость. На торжество в обитель прибыли и многие паломники.

Во время освящения торжественным чином под престол помещена частица священномученика Константина Богородского.

Святыни храма

В храме много икон Божией Матери, среди них выделяется особенная - небольшая икона "Объятия Отча", одна из святынь храма. На нежно-золотистом фоне изображена Дева с Богомладенцем, распростирающего руки ко всем страждущим.
"Слава земли Уссурийской " - такие слова есть в величании иконе "Объятия Отча". Каждое утро поются они в молитве перед образом в завершении утреннего правила. С 21 сентября 1995 года с празднования престольного праздника обители - Рождества Пресвятой Богородицы находится эта икона здесь.

Матушка Варвара: икона "Объятия Отча" была написана на Афоне архимандритом Алексием Осколковым - основателем Шмаковского монастыря и дарована им Уссурийской обители, так как монахи окормляли насельниц этого монастыря. И она находилась здесь в обители, потом во время революции обитель подверглась разорению. Нам сейчас не известно, что произошло с богослужебными предметами монастыря, иконами, где все - уничтожено или спрятано. А эта икона оказалась в запасниках краеведческого музея имени Арсеньева и несколько лет назад передана нам.

Икона необыкновенная - такая нежность в лике Богородицы, она вся светится. Образ такой - милующий. Не зря ведь она получила названия "Объятия Отча": вспомним притчу, что Господь как любящий Отец готов заключить в свои милующие объятия каждого покаявшегося блудного сына.

Были ли чудеса от нее? Они ведь всегда есть, только мы такие стали толстокожие, безблагодатные, что не чувствуем ничего. Разве это чувство умиления, которое приходит к нам, когда мы глядим на икону, не есть чудо?

В храме хранятся и другие святыни: чтимая икона Божией Матери Владимирская; икона Преподобных Старцев Оптинских с частицами мощей прп.Амвросия, прп.Моисея, прп.Антония, прп.Исаакия I, прп. Нектария Оптинских.

Помощники

Многое в монастыре сделано и детскими руками. Несколько лет подряд сюда приезжают дети из православной воскресной школы Владивостока. И в этот раз их можно было увидеть на поле, где многие впервые научились копнить сено на хозяйственном дворе. Юные помощники работают наравне с взрослыми.

Мария Борисовна Гамбрашвили, завуч православной гимназии Владивостока, рассказывает, что в эту летнюю смену вместе с учениками воскресной школы при православной гимназии приехали ребята из детского дома №2 Владивостока. "Они не так избалованы, - говорит Мария Борисовна, - как наши дети. Ведь наши детки привыкли, что все дома под рукой. Максимум, что потребуют родители - это пыль вытереть и пропылесосить. Но мы сюда потрудиться берем только по желанию. И эти летние смены стали для нас уже традиционными".

Тихо в обители, машины почти не ездят, нет вездесущей рекламы и громкой музыки. Душа, покрытая панцирем ежедневной суеты и спешки, здесь потихоньку оживает, приникая к сельскому труду и молитве.

Татьяна Пожидаева,
Приморский благовест, 2002 год