Митрополит Нестор – камчатский миссионер

Митрополит НесторПамять о праведнике, сколько бы ни старались стереть ее с лица земли, в результате возникает с новой силой. Казалось, усилиями безбожных правителей снесены храмы и разорены монастыри, уничтожено множество свидетельств о праведной жизни современников, но вновь воскресает память о подвижниках благочестия. Так произошло и с просветителем Камчатки - митрополитом Нестором (Анисимовым). Напоминанием о владыке Несторе, его просветительских трудах на российском Дальнем Востоке стала весточка от его крестника Александра Кирилловича Караулова из Киева епископу Владивостокскому и Приморскому Вениамину.

Крестник митрополита Нестора пишет:
"В 2001 году исполняется 85 лет со дня хиротонии во епископа Камчатского, викария Владивостокской епархии камчатского миссионера о. Нестора (Анисимова). Хиротонию совершили архиепископ Евсевий Приморский, архиепископ Сергий Японский, архиепископ Евгений Благовещенский и епископ Павел Никольско-Уссурийский. Владыка Нестор с огромным уважением относился к памяти владыки Евсевия. Бывая в Москве, он всегда старался посетить его могилу. Он говорил всегда - это мой любимый Отец и Архипастырь, избравший меня в Епископа Камчатского и Петропавловского в 1916 году и хиротонисавшего 16 октября 1916 года во Владивостоке на 31-м году моей жизни.
Испрашиваю Ваших Святительских молитв об упокоении души Митрополита Нестора".

Митрополит Нестор (в миру Николай Александрович Анисимов) родился 8 ноября (по старому стилю) 1885 года в городе Вятке и с раннего детства отличался глубокой религиозностью. После окончания реального училища становится послушником Казанского Спасо-Преображенского монастыря, а затем поступает на миссионерское отделение Казанской духовной академии.
В возрасте двадцати двух лет по влечению души и воле Божьей, получив благословение святого и праведного Иоанна Кронштадтского, решается на подвиг миссионерства.
17 апреля 1907 г. принимает монашеский постриг с именем Нестора в честь преподобного Нестора Летописца и уже в июне выезжает на место миссионерского служения на Камчатку. В течение двух лет иеромонах Нестор добросовестно, часто с риском для жизни, исполняет свой пастырский долг, проповедуя слово Божие и обращая в веру Христову тысячи язычников - камчадалов. Глубокое уважение к людям, их языку и традициям, постоянная готовность оказать помощь больным, немощным и обиженным снискали иеромонаху Нестору глубокую любовь и доверие паствы в самых отдаленных уголках огромного Камчатского края. Он понимал, что своими малыми силами он никогда не сможет решить проблем всеми забытой Камчатки. Нужно было привлечь к ним внимание сильных мира сего, духовенства, всех честных людей, желающих помочь ближним, страдающим от нищеты, болезней, пьянства, невежества и своеволия самодуров-начальников. Так возникла идея создания благотворительного Камчатского Братства, которая воплотилась при личном участии Государя Николая Александровича, Государыни Александры Федоровны и вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Благотворительное Камчатское Братство было открыто 14 сентября 1910 года во Владивостоке, а вскоре его отделения в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве и других городах России. Действенную помощь оказывала царская семья. Братству были подарены церковь, утварь, денежные средства, даны льготы по перевозке грузов. Официальным Покровителем Братства стал Цесаревич Алексей Николаевич. За семь лет на средства Братства на Камчатке были построены десятки церквей, часовен, школ, приютов, больниц, лепрозориев и амбулаторий.
Изучив тунгусский (эвенкийский) и корякский языки, иеромонах Нестор перевел на местные языки Божественную Литургию, частично Евангелие и избранные молитвы.
После начала войны в 1914 году о. Нестор организовал и возглавил санитарный отряд "Первая помощь под огнем" и лично выносил с поля боя раненых, перевязывал их, утешал и организовывал отправку в лазареты. За милосердие и героизм игумен Нестор был удостоен высшей духовной военной награды - права ношения наперсного креста на георгиевской ленте, а также ряда боевых орденов.
16 октября 1916 года о. Нестор был хиротонисан во епископы и назначен первым правящим архиереем новообразованной Камчатской епархии.

Иеромонах НесторВот как описывает владыка Нестор это событие в своих воспоминаниях:
Архиепископ Евсевий усадил меня за письменный стол и велел составить доклад о моей пастырско-миссионерской деятельности. Это, по его словам, было необходимо для разрешения вопроса о создании на Камчатке епископской кафедры. И тут же сказал:
- Кандидат на эту кафедру один - архимандрит Нестор. Ибо Нестор - это Камчатка, а Камчатка - это Нестор.
Святейший Всероссийский Синод избрал священноархимандрита Нестора, начальника Камчатской духовной миссии, епископом Петропавловским с хиротонией в Петербурге - в Александро-Невской Лавре или в Казанском соборе, "по его благоусмотрению".
Когда управляющий канцелярией Святейшего Синода запросил лично меня (необходимо было представить на заседание Синода ответ об избрании места хиротонии), то я сказал:
- Прошу доложить мою искреннюю просьбу, что я желаю получить архиерейскую хиротонию во Владивостокском кафедральном соборе от руки моего духовного аввы, нашего архиепископа Евсевия, избравшего мое недостоинство епископом на Камчатку. Для осуществления хиротонии необходимы дополнительно архиереи, а на Дальнем Востоке есть епископы в Японии, в Благовещенске, Чите и Никольск-Уссурийске.
Архиепископ Евсевий с отеческой радостью воспринял мое искреннее желание, чтобы хиротонию совершали во Владивостоке, куда к 16 октября (воскресный день) Владыка Евсевий пригласил всех вышеупомянутых архиереев.
По возвращении в архиерейскую церковь на Седанке, где было мое наречение во епископа, я произнес речь. Приводя эту речь, оглядываюсь на пройденный мною долгий жизненный путь в этом сане и снова и снова глубоко сознаю я свою немощность и свое недостоинство.
"В раннем детстве я молил Бога сделать меня архиереем, ибо тогда по-детски прельщался я внешним блеском и красотой епископского служения. Но когда Господь исполнил мою детскую молитву, я осознал тяжесть архиерейского омофора и вот уже сорок пять лет сгибаюсь под этим бременем.
Только Божия помощь и благодать дают силы нести это бремя, молитвы великих пастырей и архипастырей - живых и усопших уже руководителей и наставников:
епископа Андрея, митрополита Антония, отца Иоанна Кронштадтского, митрополита Евсевия и других, которые ходатайствуют о Божией помощи и Божием благословении мне, немощному. Добрые имена моих духовных руководителей снова, как и сорок пять лет назад, повторяю я с любовью и благодарностью, отвечая им на любовь любовью, на молитву молитвой, смиренно прося Бога принять и мои недостойные молитвы по Своей неизреченной благости".

В 1917-1918 годах епископ Нестор участвует во Всероссийском Поместном соборе и выборах Святейшего Патриарха Тихона. После октябрьских событий 17-го года в Москве митрополит Нестор участвует в работе комиссии по фотографированию и описанию повреждений Кремля под председательством сщмч. Вениамина, митрополита Петроградского и по благословению Собора издает книгу "Расстрел Московского Кремля", за что вскоре арестовывается большевиками и более месяца находится в заключении. После завершения работы Собора епископ Нестор с большими трудностями через Киев, Одессу, Крым, Турцию, Сирию, Египет, Индию и Китай добирается до Петропавловска-Камчатского, где продолжает свое епископское служение. Вскоре, однако, Владыка изгоняется большевиками с Камчатки.

Будучи особо доверенным лицом Патриарха Тихона, в 20-е годы владыка выполняет ряд его поручений в Сибири и на Дальнем Востоке. В 1921 году епископ Нестор основывает Камчатское подворье в Харбине, а позже Дом Милосердия и трудолюбия, что позволило сохранить тысячи жизней взрослых и детей, попавших в круговорот гражданской войны. Находясь в ведении Заграничного Синода, Владыка тяжело переживает нестроения 20-30-х годов, последовательно отстаивая идеи единства страждущей Матери Церкви. В этот период Владыка посещает ряд стран Европы и Азии, встречаясь с иерархами Русской Православной Церкви за границей, предстоятелями ряда поместных Православных и инославных Церквей. Несколько раз совершает паломничество на Святую Землю.

Волна арестов духовных лиц, прокатившаяся в 1948 году, стала серьезным ударом по Церкви. Подвергся аресту и заключению в лагерях и владыка Нестор. В вину ему ставится участие в перенесении мощей Святой преподобномученицы Елизаветы, организации Земского Собора во Владивостоке в 1922 году, издание книги "Расстрел Московского Кремля", строительство часовни Венценосных Мучеников.

Из исторических документов: Местом его заключения стал лагерь в поселке Явас близ города Потьма в Мордовии. Он был арестован в аэропорту Харбина перед самым вылетом в Москву на празднование 500-летия автокефалии Русской Церкви. Он жил тогда в Китае и исполнял обязанности патриаршего экзарха в Восточной Азии. Поселок Явас находится вблизи Саровской пустыни и Дивеевского монастыря. В лагере митрополита Нестора особенно удручала нескончаемая ругань конвоя и заключенных. Однажды, когда заключенные оказались на работах в Дивееве, один из союзников архипастыря узнал домик дивеевской Паши. Это было в 1951 году, и митрополит Нестор сразу вспомнил странный прием у юродивой старицы ровно 40 лет назад. Когда он вошел в ее келью, то с удивлением услышал отборную нецензурную брань. Лежавшая на койке старица, обращаясь к молодому архимандриту, сказала: "Вот, батюшка, через 40 лет ты здесь, в этих местах, другого слова не услышишь".

Восемь лет провел владыка в концентрационных лагерях.

Из исторических документов: Митрополит Нестор был освобожден на исходе 1955 года и по прибытии в Москву принят Святейшим Патриархом Алексием I с исключительной теплотой и заботой, 18 июля 1956 г. он был назначен на Новосибирскую кафедру. А через два года - митрополитом Кировоградским и Николаевским.

Особо почитал Владыка Свято-Успенскую Киево-Печерскую Лавру. Первое посещение в 1905 году произвело на него неизгладимое впечатление и предопределило принятие монашеского имени Нестор. В последующие годы (в 1909 -1918 гг. и после 1956г.) Владыка многократно посещал Лавру, молился у ее Святынь. В трудное время, предшествовавшее ее закрытию, Владыка несколько раз специально приезжал в Лавру, чтобы утешить ее наместника и братию, укрепить в них уверенность в неизбежности победы Веры Христовой.
В последние годы жизни Владыка много ездит по епархии, совершает богослужения, проповедует слово Божие, протестует против закрытия храмов богоборческой властью.

Воспоминания епископа Владивостокского и Приморского Вениамина о встрече с митрополитом Нестором.
Владыку Нестора я мало знал, конечно, лично. Но был такой случай, Господь послал, когда я встретился с митрополитом Нестором. Это было в 1960-м году. В 1959 году я поступил в семинарию при Троице-Сергиевой лавре и весной 1960-го года уже заканчивал первый курс. Был прекрасный весенний день, сияло солнышко, было тепло, и я вышел в наш академический сад и там прогуливался. И увидел коляску, в ней сидел грузный такой человек в подряснике. Никаких внешних знаков того, что этот человек есть архиерей, не было, можно было его посчитать и просто за монаха. Так как семинария и академия находится в пределах монастыря, поэтому ничего особенного в этом не было.
К нему подошел ректор отец Константин Ружицкий, о чем-то с ним говорил и даже немного его сопровождал. Потом он ушел, а владыка Нестор остался в саду, видно, с ногами у него было очень тяжело, и он пытался руками двигать колесо коляски. Я подошел и сказал: "Вам, может быть, помочь, я могу прокатить Вас по всем дорожкам сада". Он говорит: "Да, да хорошо. А как вас звать, откуда вы?"
Я говорю: "Я вот из Владивостока".
- О-о-о! А владыку Евсевия (первый епископ Владивостокский) знаете?
Я говорю: "Нет!"
- А вы Седанку знаете?
- Знаю.
- А вы знаете там дом владыки Евсевия (архиерейское подворье)?
Нет, думаю, какой же там дом, и вообще не слышал о таком ничего.
- Ну как же, мой дорогой владыка Евсевий, я так его люблю, такой прекрасный человек, я у него был в гостях.
И он стал рассказывать, потом мы стали вспоминать наши места, Седанку, здесь ему приходилось рыбачить. Он мне еще рассказывал, что он камчатский и был там.
Потом он спросил у меня: "А владыку Вениамина (архиепископа Иркутского) вы знаете?" Я говорю: "Да". - "Ну, мы тоже с ним в хороших отношениях".
Такой вот у нас состоялся разговор. В то советское время и о Библии вообще невозможно было говорить, о религии, а тем более о домике архиерейском. Конечно, ребенком я ездил туда на Седанку.
Тогда в 50-е годы были очереди за хлебом. На Весенней, где жила наша семья, не всегда привозили хлеб, и мама нас посылала в магазин на Седанку. Но до архиерейского домика я не доходил тогда.
Потом я узнал из книги митрополита Нестора, как он приехал на Дальний Восток, какие впечатления у него были во Владивостоке. Это дополнило немного картину о владыке.
И я так слышал, сейчас не могу сказать, от самого ли архиепископа Иркутского и Читинского Вениамина (Новицкого), что они вместе с митрополитом Нестором сидели на Колыме. Это случилось, когда владыка Нестор приехал из Харбина, а владыку Вениамина уже после Великой Отечественной войны арестовали и сослали, и там они были вместе.
Такие вот далекие воспоминания, но тем не менее владыка Нестор у меня как сейчас перед глазами. Такой представительный, седой старец.

Скончался митрополит Нестор 22 октября/4 ноября 1962 года и был похоронен в ограде храма Патриаршего Подворья Троице-Сергиевой Лавры в Переделкино.

Татьяна Пожидаева,
Приморский благовест, 2001